Портал газеты «Самарский Университет»
www.universite.ssau.ru
Самарский государственный университет
  Самарский государственный университет    


   Номер газеты за май 2006 г.:
   Hi-Tech
   Архив газеты:
   Абитуриент:
   Центр УМА:
   Редакция:

Портал дополнительного образования в Самарском государственном университете

Официальный сайт кафедры английской филологии СамГУ

Портал Грамота.ру

Юридическая клиника госуниверситета:
ординатура для юриста, помощь
малоимущим гражданам или попытка изменить мир?

В октябре 2001 года на юридическом факультете СамГУ была создана юридическая клиника. Многие о ней слышали, однако даже для студентов и преподавателей юридического факультета остается загадкой, чем она занимается и кого «лечит». За разъяснениями мы решили обратиться к руководителю клиники, доценту кафедры уголовного процесса и криминалистики, к.ю.н. Олегу Олеговичу Анищику.

– Олег Олегович, расскажите, пожалуйста, для чего была создана юридическая клиника и чем именно она занимается? А главное, откуда взялось такое странное название?

–Когда клиника только создавалась, ее основной целью было предоставление студентам возможности получить реальный практический опыт работы. Я имею в виду настоящую работу с клиентом в качестве юриста: сбор информации и проведение анализа доказательств и права, составление исковых заявлений и жалоб, выступление в суде и т.д.

Название «юридическая клиника» родилось еще в середине XIX века как аналог медицинской клиники, где проходят практику студенты.

– Но разве могут студенты, которые еще не окончили свое обучение в вузе, оказывать качественную юридическую помощь?

–Хороший вопрос! Я считаю, что да. Но здесь необходимо сделать ряд оговорок.

Во-первых, студенты клиники начинают практиковать только после окончания 3 курса юридического факультета. К этому времени в ходе лекционных и практических занятий они вместе с преподавателями юридического факультета на качественном уровне изучили большинство основных курсов – конституционное, административное, муниципальное, гражданское, уголовное, земельное, международное, процессуальное право. И дальше, на 4 курсе, они продолжают изучение трудового, семейного права, социального обеспечения граждан. Безусловно, что в клинике мы не имеем возможности преподавать эти курсы, и студенты используют полученный ими в ходе классического обучения багаж знаний, без чего ни наша, ни их работа в клинике была бы невозможна.

Во-вторых, перед началом работы с клиентами студенты проходят в клинике 150-часовое обучение по специальной программе, ориентированной на получение базовых навыков работы.

– Расскажите о ней подробнее, пожалуйста.

–Едва ли можно передать ее содержание на бумаге, а тем более в ходе короткого интервью. Однако могу попытаться хотя бы в самом общем виде описать некоторые из отрабатываемых навыков.

Мы всегда начинаем обучение с интервьюирования. На первый взгляд может показаться, что здесь нет ничего сложного и нужно только выслушать и зафиксировать то, что говорит клиент. Однако в подавляющем большинстве случаев «разговорить» клиентов не так-то легко. Это требует установления соответствующего психологического контакта, умения задавать нужные вопросы в нужное время, выстраивать из них целые цепочки для прояснения ситуации или целей клиента, даже использовать молчание. Иногда неграмотное задавание вопросов может привести к худшим последствиям, чем просто отпустить клиента, не выяснив у него ничего. Кроме того, клиент может говорить много о том, что не относится непосредственно к его делу. Хотя зачастую ошибка юриста в другом – он думает, что клиент рассказывает о чем-то, что не касается существа вопроса, и прерывает его, например, не желая терять времени. И тогда он рискует не услышать очень много полезной для дела информации, которую он заранее «забраковал» как юридически незначимую. Зачастую клиенты стараются избегать тем, которые они не хотят обсуждать с относительно незнакомым человеком, но которые являются очень важными для дела. В конце концов, клиент может просто говорить неправду, и нужны определенные умения, чтобы выявить это. Это лишь малая часть проблем, возникающих в ходе общения с человеком, который просит юриста представлять его интересы. Если студент не подготовлен к этому, то интервью будет, в большинстве случаев, сводиться к выслушиванию того, что скажет клиент в ходе своего свободного рассказа, после чего он просто уходит. Проблемы возникнут позже, в ходе анализа дела: нехватка информации, логические и хронологические несоответствия, непонимание причин поведения разных людей.

– А чему еще Вы обучаете?

–Вы каждый раз говорите об обучении. Но иногда перед тем, как учить чему-то, нужно добиться понимания. А сделать это очень сложно. Понимание может быть связано с ломкой стереотипов, традиционного подхода к практике, отказом от стандартных схем. Без этого невозможно развить критическое мышление, творческий подход к делу. А эти навыки являются, по моему мнению, более важными, чем любые знания.

В качестве примера того, где это необходимо, можно привести анализ дела.

Здесь студенты начинают понимать, что право, так же, как и факты, находится в их руках. Они могут убедить судью вынести много различных решений, основываясь на одной и той же информации, имеющейся в их распоряжении, а факты «формируются» юристом, а не существуют в готовом виде. И при их «создании» огромную роль играют логика и психология, а не только право.

Хотя и право может быть представлено различным, а не каким-то единственно правильным образом. Проще всего сказать человеку, что законом не предусмотрено его право на что-то. Но, если ты чувствуешь, что это несправедливо, понимаешь, как работать с правом и умеешь это делать, то перед тобой очень широкие возможности. Например, по одному из наших дел клиентке отказали в досрочном назначении пенсии по старости, т.к. названия некоторых из педагогических должностей, на которых она работала, не были предусмотрены соответствующим постановлением Правительства РФ. Но мы смогли доказать, что это не имело решающего значения, что по сути данные должности соответствовали тем, стаж работы на которых засчитывается для досрочного назначения пенсии. Другим примером являются дела, связанные с обращением в Европейский Суд. Здесь требуется особый анализ прав, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Каждое право должно быть буквально прочувствовано юристом, его толкование на протяжении полувека Европейским Судом, мировой практикой должно быть тщательно проанализировано. Только такой подход позволяет увидеть несовершенство российских законов и практики их применения, чтобы защитить права граждан в Европейском Суде.

– Но неужели всего 150 часов дополнительного обучения могут обеспечить оказание качественной юридической помощи столь широко спектра по разнообразным вопросам?

–Конечно, нет. Предварительное обучение является лишь непременным условием, равно как и успешное освоение классических дисциплин в течение предшествующих приходу в клинику трех лет обучения на факультете.

Не менее важную роль играет система работы в юридической клинике. Это так называемая система кураторства. Безусловно, для каждого клиента его юристом является студент, проходящий обучение в клинике, но он работает не один. У каждого студента есть преподаватель-куратор, который тщательно проверяет каждый этап работы.

Работа куратора много сложнее непосредственной работы с клиентом. Он проверяет каждый документ, каждое предложение, которое будет изложено студентом клиенту, каждый шаг судебной или внесудебной стратегии работы по делу. И самое важное, что, увидев какие-либо ошибки или просто недоработки студента, он не может просто их исправить. В этом случае практически полностью уничтожался бы учебный эффект клиники. Куратор должен провести необходимую работу, чтобы показать студенту, над чем он еще мог бы подумать, на какие варианты поведения можно обратить внимание. Студент должен сам исправить все ошибки и недочеты, более того, он зачастую должен сам понять, что что-то является ошибкой. Прямое указание ему на это может сыграть прямо противоположную роль – человек может не понять или не принять этого, либо же просто не научиться самостоятельно видеть в будущем свои недочеты, привыкая к тому, что есть кто-то, кто может все исправить.

– Олег Олегович, а кому именно пришла в голову идея создания юридической клиники в СамГУ?

–?Эта идея пришла в голову преподавателям кафедры уголовного процесса и криминалистики Валентине Александровне Лазаревой и Наталье Юрьевне Черкасовой еще в 2000 г. в ходе работы с представителями Программы правовых инициатив для стран Центральной Европы и Евразии Американской ассоциации юристов.

Организация и функционирование клиники были бы невозможны без поддержки со стороны наших коллег, юридического факультета и университета в целом.

Особенно хотелось бы поблагодарить декана юридического факультета Александра Александровича Напреенко и заместителя декана Александра Дмитриевича Терентьева, которые всегда интересовались работой клиники, предоставляли нашим студентам и преподавателям возможность участвовать в различных тренингах и конференциях, связанных с клиническим юридическим образованием.

Отдельное спасибо необходимо сказать проректору по учебной работе СамГУ Виталию Петровичу Гарькину и профессору кафедры уголовного процесса и криминалистики Семену Абрамовичу Шейферу.

Подробнее о том, чему именно учат в юридической клинике, а также о методах обучения, самых интересных делах из нашей практики можно прочитать на нашем веб-сайте www.legalclinic.ru.

Интервью взяли
студенты юридического факультета
Сапрыкина Наталья, Русяйкин Александр

номер: 10 мая 2006 г. № 4
на главную


© Copyright, Самарский государственный университет, 2005 г.   
© Copyright, веб-портал газеты «Самарский Университет», 2005 г.   
Разработка и поддержка сайта: компания «UniverSite»