Статьи номера:
   Архив газеты:
   Абитуриент:
   Фоторепортажи:
   КВН
   Творчество:
   Центр УМА:
   Редакция:

Rambler's Top100

60 лет Великой Победе

Опасные рейсы

Третий год полыхала, катилась по земле советской война. Страна жила единым дыханием: «Все для фронта, все для победы!» Рвалось на передовую и наше, самое молодое поколение, на помощь отцам и братьям, чтобы своими, может быть, уж и не очень большими силами, способствовать разгрому врага.

В 1943 году я сумел получить долгожданное направление от комсомола в школу юнг Северного флота. Было мне тогда 15 лет. Когда работал (слесарничал) на заводе, все время думал о фронте. Попробовал поступать в артиллерийское училище, но не прошел по возрасту.

А узнав о наборе в школу юнг, без раздумий написал заявление с просьбой о зачислении, уговорил маму дать согласие-разрешение на учебу.

И вот в августе сорок третьего года я уже был на месте — в Архангельске, где мне предстояло учиться на моториста торпедного катера. Народ здесь собрался самый разный — подростки, потерявшие отца или мать, круглые сироты… Всех нас объединила «железная» дисциплина. В школе мы прошли высшую морскую практику (научились владеть оружием, управлять шлюпками, ходить на них в открытое море, освоили катера, на которых нам предстояло воевать). В школе не делали нам никаких поблажек, здесь серьезно готовили нас к будущим испытаниям.

Но полностью познать всю тяжесть своей работы мы смогли только непосредственно в деле.

По распределению я попал на Черноморский флот, во 2-ю Краснознаменную Новороссийскую бригаду торпедных катеров. Наши катера провожали и встречали каравеллы судов, с техникой и войсками, ходили в дозоры. Навсегда запомнились эти суровые дни.

Я работал в моторном отделении. В этом, совсем маленьком помещении стояла невыносимая жара, оглушительно ревели моторы. От напряженной и неизменной позы ныло все тело. Саднила и болела спина. Она была сплошь в синяках и рубцах — спиной приходилось упираться в рычаг заднего и переднего хода. И для того, чтобы включить его, рукам не хватало силы.

В любой момент при атаке противника в бензобак могла попасть пуля или снаряд и тогда — конец. Из любого рейса мы могли не вернуться. Волны как хотели играли с нашим маленьким катером, швыряли с борта на борт. Жуткая качка и жара изнуряли до предела. Мутило и хотелось броситься отсюда куда-нибудь вон. Только за один переход члены команды теряли в весе несколько килограммов. Порой не выдерживали даже те, кто был постарше и покрепче.

А после похода — брались за ремонт (катер постоянно должен быть готов к выходу в море). Конечно, никакой ремонтной базы не было. Но нас здорово выручала отличная профессиональная подготовка, которую мы получили в школе юнг.

За два года войны мне пришлось сменить три катера.

В 1945 году отдельный отряд торпедных катеров влился в состав Дунайской флотилии, с которой мы прошли все страны, расположенные по берегам Дуная. Конечным пунктом был город Линц в Австрии, где мы встретились с союзниками.

После окончания войны я служил на катере «Морской охотник» командиром отделения, старшиной первой статьи. Эта служба требовала огромного напряжения сил. «Морские охотники» проводили корабли по фарватеру, по территории, очищенной от мин. Малейшее отклонение от курса грозило гибелью. Принимал участие в разминировании моря. Сейчас, 60 лет спустя, мы, ветераны, думаем о мире, о том что небо должно быть чистым, а море — синим.

Валерьян Андреевич Марков,
ветеран Великой Отечественной войны, доцент

номер: 5 мая 2005 г. №4
на главную


© Copyright, Самарский государственный университет, 2005 г.   
© Copyright, веб-портал газеты «Самарский Университет», 2005 г.   
Разработка и поддержка сайта: компания «UniverSite»