Статьи номера:
   Архив газеты:
   Информбюро:
   Абитуриент:
   Пресс-клуб:
   Фоторепортажи:
   КВН
   Творчество:
   Центр УМА:
   Редакция:

Милосердие

С новым годом, дедушка!

Не знаю почему, но с раннего детства я боюсь слез стариков. Нет, не старушечьих женских, а именно скупых мужских, медленно скатывающихся, застревающих в глубоких впадинах морщин, слез. Каждый раз хочется подойти, сказать что-нибудь; может, хоть чем-то помочь, но... Признаюсь боюсь... Боюсь быть непонятой, боюсь еще больше обидеть и без того растревоженную взвинченную донельзя размякшую от старости душу...

31 декабря. «Надо за хлебом сходить!» — слышу я, едва открыв глаза. Сегодня даже эта постылая процедура не испортит мне настроение. Напевая песенки, оставшиеся в памяти с детсадовского возраста, иду в магазин по хрустящему свежему снегу. Природа волшебна! Хочется подпрыгнуть, улыбнуться прохожему, обнять весь этот чудесный мир... Жизнь прекрасна! В воздухе пахнет праздником... и, конечно, неизменный атрибут праздника — очередь, как в мавзолей. Наверное, все ждали, пока моя персона соблаговолит пойти в магазин. Что ж, ничего не поделаешь... жду.

Какой-то шум. Стараюсь не обращать внимания, но гам с необычайной быстротой нарастает и уже беспощадно заглатывает в себя стоявшую передо мной женщину. Состояние эйфории с недовольством покидает меня. У кассы стоит невысокий сгорбленный мужичок, дедушка, лет семидесяти. В руках палочка, на вид — ничего особенного. «Ну что?! — уже озлобленно кричит на него продавщица, — сорок копеек каждый, а потом у меня из зарплаты!..» «Дочка, -оправдывается старичок,- дочка, милая, да я тебе завтра занесу. Сил нет у меня стоять тут больше». Я смотрю на его ноги. Они действительно периодически подрагивают. «Не можете стоять — идите домой! Тоже мне, дочку нашли!» — рявкает продавщица. Толпа возмущается: «Гражданин, задерживаете! Дома дел гора!» «Что вам?» — продолжает уже восстановленным голосом продавщица. Старичок беспомощно опирается на витрину и заводит разговор с низеньким видным одному ему человечком: «А мы за вас... в сорок втором под Сталинградом...» И тут, как бы совершив неистовое усилие, поднимает глаза, и... я вижу их, да, это именно они слезы... «Да мы для вас здоровья не жалели, жизни свои отдавали...»Я чувствую, что эти слова больно падают мне на сердце, обжигают внутренности; к горлу подкатывает что-то несоразмерно большое .. .Эти слова обращены уже не к продавщице. Это упрек всему поколению. Старичок, с усилием оторвавшись от витрины, пошатываясь, направляется к выходу. «А вас никто не просил!» — злобно раздается ему вслед. На секунду он останавливается, а затем, не обернувшись, продолжает свой путь. И вот этот мир, казавшийся еще пять минут назад идеальным, превращается в злобное эгоистичное существо. Оно дышит, живет и готовится к празднику, сметая при этом все, что способно нарушить его планы, забывая даже об элементарной вежливости, ни то что о способности сочувствовать. Мы желаем всем счастья, радости и здоровья, но это лишь слова...

Алена Каминская, специальность
«Социальная педагогика», гр.1711

  Версия для печати

номер: 10 февраля 2005 г. №1
на главную


© Copyright, Самарский государственный университет, 2005 г.   
© Copyright, веб-портал газеты «Самарский Университет», 2005 г.   
Разработка и поддержка сайта: компания «UniverSite»