5 октября 2004 г. № 7
Газета выходит с августа 1978 года
Бесплатно
Катящийся реквием
Совет попечителей
"Vivat" - призер
15-летие соцфака
БУДИ МИР!
В тесноте...
Сварог
На старом фрегате...
Аспирантуре - 30 лет
Учитель и ученик
"Мы - будущее!"
"Физфак - это песня"
Знай наших!
"Креативный менеджер"
Суровая правда
Филологу...
Реклама
Конкурс
Защиты диссертаций
Номера
К Вашему сведению ...
Олимпиады
Правила приема
Отчеты
События
Наука
Студвесны
Посвящения
КВН
Спорт
Фотовыставки
Музыка
Картинная галерея
Конференции
Научные работы
Ссылки
Это мы
Наши авторы
Реквизиты
Достижения
О газете в прессе


Лицо университета

БУДИ МИР!

    Когда мне предложили взять первое интервью для новой рубрики «Лицо университета», у меня не возникло сомнений, с кем будет это интервью. Конечно, с Будимиром Гвидоновичем Тукумцевым, одним из основателей нашего социологического факультета, доцентом кафедры социологии и политологии, директором по науке НИИ социальных технологий.

   Говорят, что имя определяет судьбу и характер человека. Да, он такой, - «Буди-мир» – энергичный, кипящий идеями, увлеченный работой, не дающий «застояться» коллегам. Говорят ещё, что цифра «7» – счастливая. В его возраст сегодня две «семёрки». И он молод, одинаково притягателен для студентов и его соратников, устремлён в будущее.

    Настоящий Интеллигент, мудрый Учитель, блестящий Учёный – такой, каким и должно быть лицо университета.


    Будимир Гвидонович, оглянувшись на пройденный путь, какие наиболее яркие моменты в жизни можно вспомнить?

    Я вообще считаю, что в жизни каждого человека (тем более, когда ему исполняется столько лет, сколько мне сейчас) так много яркого и интересного, что выделить какие-то особенные моменты - очень трудно. Я на свою жизнь не обижаюсь, хотя в ней было много всякого: о чем-то я сейчас вспоминаю с интересом, с радостью, а о чем-то - даже с ужасом. Например, самое первое ощущение, когда в детстве немецкий истребитель развернулся на эшелон, в котором я ехал. Я же сидел, как балда, открыв рот, и даже не испытывая никакого испуга, но на всю жизнь я запомнил звук мотора "Мессершмидта", который готовился выпустить очередь по нашему эшелону, но потом вдруг неожиданно развернулся и ушел вместе с другим немецким истребителем в сторону горизонта…

    Или …, когда я в 15 лет первый раз сел на трактор, и мне сказали: "Ну, с Богом!" и пустили в поле. И я оказался один посреди казахской степи. Я, трактор, и за мной переворачиваются пласты земли. Так, в 1942 году, я начал свою трудовую деятельность трактористом.

    Или …, когда я получил на руки приказ о том, что я, в 25 лет, назначаюсь директором предприятия!

    Или…, когда я увидел в журнале свою первую статью. Тираж журнала 24 тысячи экземпляров, и в нем опубликована моя научная статья, и она разошлась по всей стране!

    Или …, когда первое же социологическое исследование группы, которой я руководил, - крупное исследование на Волжском автомобильном заводе - привело к тому, что его результаты были публично приняты руководством завода и внедрены в производство! Мы ходили так, как - будто у нас крылья за спиной выросли. Мы, социологи без году неделя, начали заниматься этим делом и сумели помочь заводу мирового масштаба решить кадровую проблему, в частности, разработали систему профессионального продвижения и сокращения текучести кадров. И то, что эту систему внедрили, и она принесла плоды, было для нас радостным потрясением.

    Ни с чем несравнимым было чувство, когда я держал в руках ВАКовский документ о защите диссертации моей первой аспирантки - Наташи Авдошиной!

    Так что вот таких ярких, запоминающихся событий было очень много.

    Кто и что в наибольшей степени повлияло на Вашу судьбу?

    На мою судьбу повлияло очень много и людей, и событий. Но, если уж так честно говорить, то больше всего на мою судьбу повлиял, как это ни странно, тот, кто начал Вторую мировую войну. Это Гитлер.

    Почему?

    Потому что из-за войны вся моя судьба была изменена в корне. Я родом из Ленинграда, но из-за начавшейся войны пришлось оттуда уехать. Слава Богу, что родители сумели вывезти нас, ребятишек, из города до начала блокады - буквально где-то недели за полторы до закрытия железной дороги. Если бы не успели, вряд ли я сейчас разговаривал с Вами. Потом, оказавшись вдалеке от своих родителей, с 15 лет я уже был самостоятельным человеком. А после девятого класса меня сразу же приняли в Железнодорожный институт на факультет автоматики, телемеханики и связи. Было это в Алма-Ате. Честно говоря, поступил я в этот институт не потому, что хотел быть инженером, а потому, что просто этот вуз упорно зазывал к себе школьников. Живя в Алма-Ате, я все-таки надеялся вернуться в родной город и жить там, потому что в душе оставался ленинградцем. Но этого не случилось, потому что после окончания института меня как идейного комсомольца с ходу «мобилизовали» на работу в Сибирь, и больше в Ленинград я уже не возвращался.

    А кем бы Вы стали, начнись жизнь сначала, и если б не было войны?

    Конечно, гуманитарием. По складу ума и по своим интересам я все-таки всегда в большей степени был гуманитарием, несмотря на свое техническое образование. И поэтому я так легко, лет 30 назад, перешел в социологию - тяга к гуманитарному знанию была у меня изначально.

    Когда Вы начали заниматься социологией и как оказались в университете?

    В течение почти четверти века я проработал на железнодорожном транспорте специалистом по автоматике и телемеханике. Моя профессиональная деятельность была прервана тем, что меня пригласили работать в социологическую лабораторию. Это произошло, когда я сдавал кандидатский минимум по философии и писал реферат на тему социальных последствий научно-технического прогресса. И вот вокруг этого научно-технического прогресса и его социальных последствий завязались разговоры, и дело кончилось тем, что Евгений Фомич Молевич, который возглавлял тогда в политехническом институте кафедру философии, пригласил меня в созданную там лабораторию в качестве руководителя. Для меня это было неожиданно и даже несколько странно. Но, тем не менее, соблазн был велик, и я перешел работать в Куйбышевский политехнический институт. Вот с этого момента и началась моя социологическая жизнь. Судьба распорядилась таким образом, что в лаборатории собрались интересные, удивительно увлеченные люди и был создан коллектив, который был способен решать большие научные задачи. Откуда взялись те знания, которые были необходимы для этой научной работы? И здесь нам тоже повезло: над нами согласился шефствовать создатель ленинградской школы социологии Владимир Александрович Ядов, ныне всемирно известный ученый. Он очень много сил приложил к тому, чтобы помочь нашей лаборатории и теоретически, и практически. Благодаря Ядову мы установили контакты с большим числом ученых страны.

    Особенно замечательным в тот период было и то, что нам повезло в третий раз. Мы получили опыт работы на хозрасчете. Мы должны были не только учиться выполнять исследования, но и самостоятельно решать вопрос, где брать деньги на зарплату и на все остальное. В частности, нам повезло потому, что главным нашим заказчиком стал Волжский автомобильный завод, который только что был пущен в ход. Наша задача заключалась в том, чтобы помочь руководству предприятия адаптировать новое, наиболее современное по тем временам итальянское производство, к местным условиям, к менталитету и отношению к труду наших людей. Словом, это был интереснейший период, в процессе которого мы не только кого-то учили, что-то делали, но и сами учились, набирались колоссального опыта в такой «лаборатории», как Волжский автогигант. Это, конечно, уникальный период в нашей жизни. И поэтому нет ничего удивительного, что к концу 70-х годов наша лаборатория не только была одной из лучших (а к тому времени лабораторий было довольно много), но и наиболее профессионально подкованной лабораторией не только в Куйбышеве, но, пожалуй, и во всем Поволжском регионе. И когда встал вопрос о том, что в Куйбышевском государственном университете должна быть социологическая лаборатория, должна вестись исследовательская работа в этом направлении, то взоры, в частности, ректора университета В.В. Рябова были обращены на нас. Я первым перешел в Госуниверситет (это был 1978 год), а затем сюда перешли и все мои коллеги по социологической лаборатории.

    Мы стали называться социологической лабораторией Куйбышевского государственного университета при кафедре научного коммунизма. А кафедру научного коммунизма, как и в политехническом институте, возглавлял Евгений Фомич Молевич, который был главным инициатором перевода нашей лаборатории из политехнического института в Госуниверситет.

    Вот как я оказался здесь, как мы оказались здесь. Я говорю "мы", потому что я не мыслю свою работу отдельно от моих коллег. Все эти годы мы работали вместе, и я не могу отделить, допустим, свои успехи от их успехов. Все время мы дополняли друг друга, помогали друг другу, и делали все, в общем, совместно.

    Что наиболее заметного, по Вашему мнению, Вы сделали для университета?

    За те 25 лет, что мы здесь проработали, (и это мы уже совершенно четко можем сказать) в Самарском университете создана социологическая школа - преемница ленинградской школы социологов. Мы - продолжатели идей ленинградской школы социологов, которая первоочередное внимание уделяла социальным проблемам промышленности, проблемам труда в целом. Мы также унаследовали и принципы этой школы - высокая ответственность исследователя перед заказчиком, достоверность, точность полученной социологической информации. Работая в университете, мы издали немало книг, учебных пособий по проблемам труда, промышленности и управления. Это, во-первых.

    Во-вторых, на базе нашей лаборатории нам удалось создать научно-исследовательский институт, который получил долговременный заказ на проведение мониторинга социально-трудовой сферы в промышленности Самарской области. Это был первый мониторинг в стране такого типа, когда одновременно сопоставлялась социологическая и статистическая информация в сфере труда, и когда систематически для нужд управления территорий отслеживалось большое число социальных и социально-экономических показателей. Надо сказать, что этот мониторинг заинтересовал очень многих, и сейчас он повторяется в ряде регионов страны. И у нас в области этот мониторинг отмечен Губернской премией. В том числе, Ваш покорный слуга тоже стал Лауреатом этой премии.

    Огромным достижением нашей лаборатории, а отнюдь не моим собственным, является участие в создании социологического факультета в университете. Факультет был создан под руководством Евгения Фомича Молевича, первым деканом была Анна Семеновна Готлиб, и вот уже несколько лет возглавляет факультет Виктор Яковлевич Мачнев.

    Моя роль заключается в том, что мне посчастливилось разработать первый в России курс «Социология труда», который принят на вооружение не только в Самаре. Нам удалось создать неформальное содружество ученых-социологов и промышленников, которое сегодня носит название Научно-исследовательский Комитет социологии труда Российского Общества социологов, и координационный центр находится именно в Самаре. В настоящий момент мы готовим к изданию большой социологический словарь по социологии труда. Я являюсь редактором-составителем, а главным редактором является Владимир Александрович Ядов. В работе над статьями этого словаря участвует более 50 ученых всей страны. Это говорит о том, что, действительно, Самарский государственный университет и его социологический факультет, его научно-исследовательские центры занимают сегодня достаточно заметное место в социологической географии страны. Мой личный научный вклад в развитие социологии труда и управления - это где-то 110 опубликованных работ. Я очень горжусь тем, что мне удалось принять участие в подготовке молодых ученых, и те 5 аспирантов, которые вместе со мной работали над своими диссертациями, их успешно защитили и уже заняли достойное место в жизни.

    Каковы Ваши планы на самое ближайшее будущее?

    Мне бы хотелось, учитывая, что за эти многие годы накоплен немалый багаж знаний по анализу многих проблем социологии труда, социологии управления, больше внимания уделить тому, чтобы все это превратить в учебные пособия, монографии. Сейчас мне хотелось бы писать и изложить свой опыт таким образом, чтобы это могло приносить пользу другим, и чтобы помогло им задуматься над теми проблемами, которые мы пытались решить в период своей работы в качестве исследователей.

    Вот такая скромная мечта.

Беседовала Наталья Авдошина.

номер: 5 октября 2004 г. № 7
на главную



подробнее





  Разработка и поддержка: "UniverSite" © Copyright, газета «Самарский Университет», 2002 - 2004