8 марта 2004 г. № 2
Газета выходит с августа 1978 года
Бесплатно
С 8 марта!
Визит Хуберта Шмальца
Она звалась Татьяной...
Женщины военной поры
Улыбайтесь, люди!
Лицо университета
Я знаю, кластер будет
Елена Фомина
Олимпиада дело тонкое
И снова "Дельта"!
Конкурс грантов
Ломоносовские турниры
Студенческий отряд
Она уже совсем близко
Великий пост
Почему вы курите?
Кроссворд
Чего хотят женщины?
Привет Калифорния!
Весна крупным планом
Урок брейк-данса
На десерт - "On-line®"
Есть что вспомнить
В.П. Скобелев
Инспекция МНС
Конкурс
Карнавал удался!
Мобильные технологии
Объявления
Номера
К Вашему сведению ...
Олимпиады
Правила приема
Отчеты
События
Наука
Студвесны
КВН
Новый Год
Фотовыставки
Музыка
Картинная галерея
Конференции
Научные работы
Ссылки
Это мы
Наши авторы
Реквизиты
Достижения
О газете в прессе


Лицо университета

"Мне хотелось понимать язык животных..."

… Желание понимать язык животных появилось позже. А началось все с наблюдений за полетом птиц и вопроса: почему птицы летят по определенным маршрутам? Чтобы выяснить все это, Джону Поликарповичу Мозговому нужно было окончить университет, защитить кандидатскую диссертацию по биологии, стать заведующим кафедрой «Зоологии, генетики и общей экологии» СамГУ. Но даже после этого загадки дикой природы не стали менее увлекательными и заманчивыми для него… Именно им, а точнее, актуальным научным проблемам и посвящены многочисленные статьи и книги ученого, чьи исследования известны не только в России, но и за рубежом.

- Джон Поликарпович, знаю, что Ваша трудовая деятельность начиналась не в стенах Самарского госуниверситета. Где Вы работали раньше?

- Где я только не работал! Сразу после окончания школы в 1954 году я поехал поступать в Москву, в сельскохозяйственную академию, но, начав сдавать экзамены, передумал. После этого вернулся домой, и через год подал документы в Первое Тамбовское радиолокационное училище, но не прошел по здоровью. Вернулся домой и поступил в железнодорожное училище. После его окончания работал слесарем пятого разряда. Сначала ремонтировал тепловозы, потом стал помощником машиниста и уже водил тепловозы. Ну а увлекался я всегда живой природой. Это было на уровне подсознания. Особенно мне нравилось наблюдать за птицами. Я удивлялся, почему они летают по определенным маршрутам, чем руководствуются? Чтобы выяснить это, я и поступил в Саратовский университет, на биологический факультет.

Окончил университет в 1963 году, успев за это время жениться и завести ребенка. Необходимо было кормить семью. Поэтому параллельно с учебой я работал истопником. По этой же причине пришлось отказаться от аспирантуры, и я уехал работать в Башкирский заповедник, где полностью себя реализовал. Это - самое лучшее время в моей жизни! Выступая как-то на конференции, встретил своего научного руководителя Ларину Нину Ивановну, профессора из Саратовского университета. Она снова мне предложила поступать в аспирантуру. Я согласился, потому что к тому времени в Башкирском заповеднике собрал громадный полевой материал по кунице и белке. Написал две диссертации: одну по кунице, другую по белке. И, отобрав из них лучшую, защитился. Мой руководитель предложила мне продолжать в этом направлении и защищать докторскую диссертацию. В это время в Куйбышеве открылся государственный университет — нужны были кадры. Я приехал, осмотрелся. Желания остаться и работать здесь не было. Но мне предложили «выбирать»: или положи на стол партийный билет, или оставайся! Пришлось снова поломать свои планы и начать работать в нашем университете. Это был 1970 г. Квартиру дали сразу, как и возможность заработать. Тогда я уже был кандидатом биологических наук, и мне предложили стать деканом химико-биологического факультета. В этой должности я проработал 3 года. Годы были ужасные, тяжелые, нужно было создавать факультет, организовывать учебный процесс, заниматься не свойственными преподавателям делами: вместе со студентами мы носили ящики, материалы, оборудование. В результате я надорвался — случился микроинсульт. После этого темп пришлось сбавить. Спустя некоторое время, профессор нашего университета Мавринская Людмила Федоровна предложила мне заведовать кафедрой зоологии. И с тех пор я этим занимаюсь.

- Как дальше формировались Ваши научные интересы?

- Интересы немножечко сместились. Поскольку я неплохо разбирался в животных дикой природы, тропил их следы, возникла идея: «Почему бы ни начать разговаривать с ними! Другими словами, мне хотелось научиться понимать язык животных». А как понимать? Опосредованно, на основе тех сигналов, которые они оставляют в окружающей среде, пока ведут свою активную деятельность — зимой по их следам. Стал думать, как привести это в систему. Нашел системообразующий фактор, и на его основе выделил три параметра сигнальных полей. Собирая материал, выяснил, что у одного вида животных самка и самец, оставляя разные следы, ведут себя по-разному. Вот из этого и родились представления о сигнальных полях. Более того, чуть раньше заведующий кафедрой Московского университета, профессор Николай Павлович Наумов, сформулировал концепцию сигнального поля млекопитающих, а методы сбора материала и анализа сигнальных полей не предложил. Этим, с одобрения Н.П.Наумова, начал заниматься я, потом стал публиковать результаты исследований.

- Какой, на Ваш взгляд, период в истории университета был самым ярким и запомнился на всю жизнь?

- Когда мы начинали, университет располагался в здании школы № 41 ( тогда еще города Куйбышева), затем переместился в корпус на ул. Потапова. Появившаяся перспектива строительства нового корпуса с библиотекой завладела мной. К тому же, я был у самых истоков химико-биологического факультета, а здесь собирались строить целый корпус для биофака, и я ринулся с головой в это дело. В то время все преподаватели жили только интересами университета.

- Какое достижение в Вашей жизни Вы считаете самым важным?

- «Вот оно!» (указывает на книгу, лежащую на столе). Я наконец-то понял К. Кастанеду!

Тем более, что его идеи сейчас уже не рассматриваются как миф, под них даже пытаются подводить научную базу. Этими идеями я увлекаюсь и стараюсь руководствоваться ими в своей жизни.

- Какой полученный Вами совет Вы считаете наиболее ценным?

- Я получал много советов от разных людей. Но наиболее ценным считаю совет первого ректора нашего университета Алексея Ивановича Медведева. Он всегда говорил: «Не ставь себя во главу угла, когда ты что-то делаешь, немножечко убери себя с горизонта, и ты увидишь, как по-другому пойдет дело». С тех пор я пытаюсь следовать этому совету, хотя, признаюсь, это нелегко. По сути дела, это означает отказаться от своего «Эго».

- Какие книги читаете?

- Читаю очень много. Во всяком случае, еще в школе перечитал всю классику, доступную в советское время. В университете я познакомился с Bладимиром Александровичем Коневым, удивительнейшим человеком. Вот именно он и познакомил меня с новой литературой. Первое, что он посоветовал мне прочитать, — тогда только что опубликованный роман Булгакова «Мастер и Маргарита». Конечно же, я прочёл и заинтересовался всеми остальными произведениями писателя. Потом он обратил мое внимание на Ричарда Баха. Так я приобщился к новой литературе.

- Ваша любимая вредная привычка?

- Охота и рыбалка. Когда-то я стрелял и лосей. Охотился очень много, ведь это и был мой диссертационный материал. Также очень любили рыбалку.

Теперь почти этим не занимаюсь, разве что немного поговорю с Ленаром Васильевичем Храмковым, с которым мы объездили почти всю Самарскую область, постою с удочкой. Руководствуюсь принципом: «Я живу. Так почему же мне не дать жить и другим!».

- Чего не умеете делать, но хотели бы научиться?

- Пожалуй, ничему, и в то же время очень многому. Я удовлетворен своей жизнью. И когда есть желание что-то новое для себя приобрести, выходя за обычные рамки, я приобретаю, но уже и в этом не чувствую особой необходимости.

- Каким бы Вы хотели видеть университет в будущем?

- Я бы хотел его видеть таким, каким он был в самом начале, конечно, в нравственном аспекте. Тогда были совершенно иные интересы. В то время основной акцент делался на обучение студентов. И нам всегда говорили: «Главное — это студент! Все усилия — на него. Мы готовим новое поколение».

Постепенно, после перестройки это стало исчезать. Главным стали деньги. Деньги даст министерство только тогда, когда мы себя поддержим сами. Себя мы поддержим только тогда, когда будет выполняться его установка. А сейчас установка министерства — научные степени. Все больше и больше докторских и кандидатских диссертаций! Почему так? Потому что ведущие профессора убежали на запад. Утечку умов, потерю качества министерство решило компенсировать количеством защит диссертаций. Какая это защита, неважно! Мне очень хотелось бы, чтобы в нравственном, да и в практическом наполнении университет вернулся к прежним временам… Поверьте, это не ностальгия пожилого человека. Это просто реакция на бездушную реальность, которую пытается по мере сил и возможностей нивелировать наш мудрый и практичный ректор Геннадий Петрович Яровой.

Интервью взял АЛЕКСАНДР ШАБАЛИН, студент 5-го курса биологического факультета.

номер: 8 марта 2004 г. № 2
на главную



подробнее




  Разработка и поддержка: pressa@ssu.samara.ru © Copyright, газета «Самарский Университет», 2002 - 2004