На главную страницу
сайта газеты
"Самарский Университет"
Масштабно мыслить
От мальчика до профессора
Интернет-сайт газеты
Ход эксперимента
На первом этапе
Егэ по математике
Категорически против
"Вивату" исполняется 25 лет
Под страхом смерча
Новый корпус
Гранты на обучение
пленум Совета по филологии
Приключения и халява
Крис рад учиться в СамГУ
Разыскиватся первокурсник
Плавание
Силовое троеборье
Объявления, поздравления

   Редколегия

   Реквизиты


   Номера

   Структура архива

Безудержно хотелось приключений и халявы, или Как биологи смысл бытия на Грушинском искали

   Ура! Погонявшись с философским видом за трамваями, в которых за меня уже, было, начали "болеть", я была выброшена потоком жизни на бурлящий горе-туристами железнодорожный вокзал, где меня ожидали однокурсники-собутыльники. Придя к выводу, что Груша - не место, а настроение, мы принялись "настраиваться" уже на первой остановке, и примерно к половине пути мы уже перезнакомились со всеми рядом сидящими и лежащими, тут же позабыли, как их зовут, наслушались самых замысловатых и авангардных интерпретаций грушинских хитов и в целом проявили себя как отвязные и наглые типы. После очередного глубокомысленного тоста нам с подругой нещадно захотелось прогуляться по головам сидящих в проходе грушинцев до дамской комнаты, чтобы попудрить наши порозовевшие носики, но наше пламенное желание было встречено пьюще-поющей братией без восторга. Однако я, видимо, так убедительно громыхала толстой железной цепью, висящей у меня на шее, и сверкала глазами, что это возымело успех, и им пришлось подчиниться моей грубой силе. Далее все в табачном дыму и мифическом тумане.
    Традиционный спуск с Горы. О, да! Каждый бывалый грушинец помнит эти неземные ощущения, когда он точно муравей, на котором распростерта гусеница, сползает вниз. Я этого не помнила. Запомнила только пролетающие мимо кусты и другие очаги растительности, а также ведьмовский смех, как оказалось впоследствии, мой.
    Поздний вечер. Те же действующие лица, но в гораздо большем составе и еще лучшем настроении, которое хотелось улучшать и улучшать, и, казалось, не было предела совершенству, но, оказалось, он был, и когда один из моих закадык опал, как озимые, мое опаленное бурным счастьем сознание швырнуло меня на поиски воды в первую попавшуюся сторону, и я не сомневалась, что найду ее. Единственное что мне удалось - это потеряться в считанные мгновения. Я уже, было, решила благополучно заночевать у какой-то эстрады, но среди тьмы ко мне явились два ангела - мои подружки - Настя и Юльчес, в чьи крыла я тут же вцепилась и не хотела их отпускать, пока мы не добрались до нашего лагеря.
    … Все те же действующие лица в числе семи человек, но в горизонтальном положении и двухместной палатке, в которой я уже явно не помещалась, однако попытки к этому не оставляла.
    Мое "озимое" счастье, плавно перетекшее из полуобморочного состояния в спящее, мило похрапывало где-то среди конечностей различного происхождения, и как я ни старалась его разбудить, чтобы он мне расчистил немного места, мне ничего не удалось. Где-то поблизости возлежал любимец женской половины потока огромный Миша, на которого пришлось взгромоздить Настю ввиду отсутствия иной полезной площади. Вероятно, длинные волосы Анастасии разметались по нижележащему Мише, который находился в весьма щекотливом для парня положении. А тут еще Настя, намучавшись с волосами, невинным гласом ребенка выдает: "А ни у кого резинки нету?!.." для волос, конечно, (все так и подумали, гы-гы-гы).
    Я начинаю ощущать, что в этой давке и неразберихе вскоре порадую однополчан - собратьев по не разуму благородным содержанием пищеварительного тракта, что для нас, биологов, конечно, естественно, однако безобразно, поэтому я покидаю шевелящуюся кучу тел и восторженно собираюсь провести ночь у костра под дождем, но меня спасает заповедное дитя цветов, которое еще днем заприметило на мне приличное количество фенек. Таким образом, мне удалось поспать в палатке и обрести традицию выискивать из закромов Родины свои феньки и с мылом влезать в них, собираясь на Грушу, … ну а вдруг смелые и храбрые хиппи придут на помощь в страшную годину!
    …Далее следует художественно смысловая часть моего пребывания на этом празднике жизни, где восхваляют Бахуса, и все так внимательны друг к другу и полны изысканных манер.
    Первый концерт стал самым коротким в моей жизни, потому, как после очередного выступления на сцену эстрады ко всеобщему неудовольствию публики и жюри выползло весьма разгулявшееся вещество цвета свежесваренных раков и исполнило нечто залихватски разухабистое, что повергло всех собравшихся в бездонные пучины безысходности и не выводило оттуда до тех пор, пока оное чем-то не сманили со сцены, вероятно, баяном или сборником частушек про тещу. После такого напора народнического духа концерт пошел на убыль. Второй концерт также поразил хитросплетениями судьбы. Рэндом и я принесли свои уставшие стопы к очередной эстраде, чтобы услышать неземные звуки средневековых баллад, исполненных на старо-европейских языках. Нас, охваченных романтикой нежных напевов, застал врасплох голос слева: "Девушки, не хотите с моим внуком познакомиться?" К нам, вернее к Рэндому, обращался немолодой казах с биноклем, рядом с которым был распластан непутевый родственник в тюбетейке и уже явно не понимал ни по-казахски, ни по-русски, но, может быть, еще что-то улавливал из старо-европейских наречий. Не знаю, рассердился ли Рэндом на такое вольное к нему обращение, но меня это немного позлило. В общем, когда сватавшийся калмык-казах осознал, что прогадал с невестой, мне уже было не до концерта.
    Пора домой! Туда, где холодильник и чистота, издалека кажущаяся стерильной, хотя убиралась я в последний раз месяца два-три назад.
    Напоследок нырнем в грушинскую толпу! Вы никогда не видели грушинской толпы?! Зря-зря! Это нечто! Вот ты втерся в ее бесчинствующее нутро… Мимо проплывают какие-то папуасы в юбках из травы на босо пузо; волосатые парни, стойкие, как оловянный солдатик, кришнаиты; скины, со сложенными на подтяжках руками и весьма довольные собою (ну и сюда их принесло!); редкие птички - панки с намыленным оперением и отсутствием приключений на крестцово-копчековый отдел; и все это дико ржет, пищит в дудки, издает нечленораздельные звуки, глядит по сторонам, открыв рот, одновременно запихивая в него всяческую, часто еще шевелящуюся, добытую верно честным путем снедь.
    А да! Совсем забыла еще об одной грушинской традиции. Только на Груше к вам могут подойти и задать самый неожиданный и глупый вопрос, на который получат еще более неожиданный и гм… мудрый ответ! Плутая в дебрях палаток и готовясь к последнему рывку по горе, мы были застигнуты врасплох таким вопросом:
    А где тут самарские?
    Вопрос исходил из растерянного мужчины, на лице которого читались следы вешних трав и вчерашнего подпития. Благодаря его вопросу, я и мой однокурсник…гм растерялись.
    Да тут, в общем-то, самарских пруд пруди. Под любой куст плюнь - тут тебе и самарские.
    Я растерялся! Мне сказали, что тут забор будет, налево и наша палатка! Найдете, а?
    Да вы понимаете, сколько тут заборов, "лево" и палаток, где ж мы их вам найдем?..
    Первым моим порывом было взять его с собою словно заблудившегося щенка, но … трезво (!) рассудив, как биолог, я поняла, что нельзя изымать особь из ее среды обитания. Может, этого "птенца" все же нашли?
    Вновь гора. Кхе-кхе!
    Стара я матушка, стара. На прощанье - оглянуться. Груша с высоты птичьего полета. Это стоит подъема на гору. На что похож Грушенский с высоты? На разноцветный, разношерстный муравейник?! Не уверена. Во-первых, муравейник чище. Во-вторых, в муравейнике все заняты делом. На Груше таких самоотверженных существ не так много, и те выполняют работу с ленцой и небескорыстно.
    На город? Не знаю…
    Город давит, испытывает на прочность, город бывает груб до скандальности и скандален до низости. Хотя Грушенский похож на город тем же далеко неидеальным поведением представителей милиции, отсутствием согласованности в движении и "пробками" (но на Груше они из людей!)
    Ну да ладно. Ведь впереди была еще одна Грушинская забава - особенность национальной охоты - штурм электрички! Вероятно, с таким ликованием, улюлюканьем и песнями встречают электрички только на Груше. Как только она делает попытки остановиться, все тут же со спортивным азартом, бездной адреналина и глазами, полными священного огня, кидаются на покорение бедной железной зверюшки. Тот, кто с переливчатым воплем вождя апачей не пытался, во что бы то ни стало пропихнуть себя и чертыхающуюся орду друзей, родственников, родственников друзей и друзей родственников с какими-то сверхмногочисленными и навороченными пожитками вовнутрь, теряя по дороге всех этих родственников, друзей, пожитки и остатки совести, тот ничего не смыслит в русском extreme.
    … Электричка уже минут 10 стояла на какой-то станции, а я с Ильей сидела на полу в ее тамбуре.
    Безудержно хотелось приключений и халявы, поэтому Ильей было решено стянуть с меня шляпу и положить мне ее на колени как на лучших папертях Франции. Я только попыталась, было, затянуть на ломанном русском "Ветерь сь морья дюль…!", как проходивший мимо мужчина солидной наружности остановился и окинул меня замутненным взглядом. Я улыбнулась и тряхнула шляпой. Он изрек, глядя на шляпу: "Че, правда?", а потом продолжил, обращаясь к своему сотоварищу: "Ну, я прям влюбился. Пять баллов!!!"
    Я улыбнулась еще раз. Но денег он так и не дал.

МАША ТЮМИКОВА.
Иллюстрации по теме автора статьи.


на главную ...
Редакция газеты "Самарский университет" бесплатно принимает от своих читателей рекламные объявления частного характера любого содержания.
Мы будем рады безвозмездно помочь Вам, если Вы обратитесь к нам по тел. 34-08-80 (редакция газеты), либо посетите нас по адресу: ул. Академика Павлова, 1. Физический корпус, 209 комната.
Не смущайтесь! Приходите, мы Вас ждем. За объявления Вам, действительно, не придется платить.





Газета Самарский Университет

Copyright © 2002 Газета "Самарский Университет"