На главную страницу
сайта газеты
"Самарский Университет"
Образовательное простраство
Впечатления
Никита Струве на Филфаке
"Третий Толстой" и его семья
День немецкого языка
"Немецкий язык в Самаре"
Компьютерная сеть
"Да разве сердце позабудет"
Центр занятости приглашает
Место под солнцем
Посвящается А.Н. Гвоздеву
Свидетельство репера
Певая экспедиция
Крымские каникулы
Объявления, поздравления

   Редколегия

   Реквизиты


   Номера

Наука, литература

Никита Струве на Филфаке

        Восьмого октября на филологическом факультете с лекцией о творчестве А.И.Солженицына выступал профессор одного из парижских университетов, директор издательства "YMKA-Press" Никита Алексеевич Струве. Факультетский актовый зал в учебном корпусе на ул. Потапова был полон: гостя Самары пришли послушать студенты и преподаватели не только нашего университета, но и педагогического университета, гуманитарной академии, ученые из Петербурга, Воронежа, Тамбова, Вологды - участники международной научной конференции "Третий Толстой" и его семья в русской литературе". После лекции Никита Алексеевич отвечал на многочисленные вопросы, связанные не только с личностью автора "Архипелага ГУЛАГа", но и с другими научными интересами профессора, с восприятием разноплановых явлений современного литературного процесса. Н.А.Струве немного рассказал о себе, о своих встречах с И.А.Буниным, А.М.Ремизовым. Разговор на животрепещущие литературные темы затем продолжился на кафедре русской и зарубежной литературы, где гостю были подарены научные издания самарских литературоведов. Никита Алексеевич в свою очередь презентовал кафедре две монографии.
    Мы попросили поделиться впечатлениями о лекции Н.Струве самарского исследователя творчества А.Солженицына, старшего научного сотрудника кафедры русской литературы ХХ века педагогического университета Алексея Владимировича Молько.
    - В лекции "Александр Солженицын: писатель, стратег, пророк" Н.Струве по сути предложил своего рода стройную, доказательную, я бы сказал, выстраданную концепцию судьбы и творчества писателя как явления культуры и цивилизации ХХ столетия, ключевые моменты которой, кстати, афористически емко, броско, с некоторой долей полемической заостренности были сформулированы уже в самом названии. При этом на первый план вышли, пожалуй, два начала - сила и воля. Сила характера и духа, независимость творческого "Я" - и воля к самоутверждению. Глубокий драматизм личной биографии (не случайно Струве сказал даже о "нескольких жизнях" Солженицына) лишь усиливал волю к самоутверждению, он не примирял с общепринятым, но отвращал от него, уводил писателя все дальше от неоправданных компромиссов, от соблазнительно-спасительной прописи - "быть как все". В трактовке Н.Струве Солженицын зримо предстал прежде всего как художник, получивший ценнейший, поистине ветхозаветный дар реализованной веры: плодоносна его вера в божественный промысел и в самого себя, в свое призвание, в свою способность "быть Солженицыным" - писателем с пророческим предназначением, как формулирует Н.Струве. А это - редкий и впечатляющий пример. Рассуждая о различных аспектах общественного переживания, называемого "Солженицын", Н.Струве коснулся и, быть может, самого глубокого его слоя. Речь идет об ощущении того, что писатель живет и творит словно бы вне выбора, что вершит некое предначертанное дело, что он приговорен к самому себе, записывая то, что кто-то диктует. Читая солженицынские произведения, мы ощущаем искусство не только нонконформистское, внутренне свободное, но и очень последовательное в своем движении, в интеллектуальном наполнении и эмоциональном накале (хотя, между прочим, в лекции приоткрылись и душевные противоречия писателя, тернистость и мучительность пути к обретению чаемой целостности).
    - Слушая Н.Струве, я подумал о том, что немало людей нынче хотело бы жить без выбора - не в политическом, идеологическом, но в моральном плане, они - взыскующие мира, где моральный закон необратим. Так удивительно ли, что они глубокой приязнью платят художнику, созвучному этой устремленности? А с другой стороны, вполне закономерным в связи с этим выглядит и появление подчас довольно настойчивых оппонентов А.Солженицына, многие суждения и аргументы которых словно бы сконцентрировались, сошлись на страницах скандально нашумевшей недавно книжки Владимира Войновича "Портрет на фоне мифа" (кстати, просьба дать ей оценку содержалась и в одной из записок, переданных Н.Струве после лекции). Н.Струве справедливо подчеркивал, что творчество А.Солженицына дает нам пронзительное ощущение трансценденции, то есть выхода за пределы ожидаемого, за пределы жизненной инерции, да попросту за пределы очевидностей (каких угодно, вплоть до очевидностей быта, ставших эксцессами, и эксцессов, вошедших в быт). Если отсутствие трансценденции вообще является человеческой трагедией (тезис Ж.-П.Сартра), то мы, пожалуй, никогда не переживали этой трагедии так остро, как сейчас, на тревожном порубежье веков и тысячелетий, а значит, никогда не желали трансценденции столь сильно! И Александр Солженицын по-своему воплощает и утоляет, хотя бы частично эту потребность, что Н.Струве подтвердил, прочитав в заключение своего выступления прозаическую миниатюру-"крохотку" писателя "Поминовение усопших", написанную во второй половине 1990-х годов.
    - В трактовке Н.Струве солженицынская проза во множестве своих корней, в универсальности художественной философии близко подходит к феномену некоей мета-литературы, некоего мета-искусства, как раз и одаривающего всякого, с ним соприкасающегося, ощущением гигантских духовных владений. Их вовек не лишиться, они вовек не дадут осиротеть, чего бы не стряслось страшного и даже глобально-опустошающего. Иллюзия? Да, - именно такой ответ, конечно же, напрашивается сам собою. Но за эту иллюзию живущие здесь и сейчас не могут не благодарить художника. И только за нее, возможно, мы и должны благодарить его в наши тяжкие времена, отмеченные стремительным углублением системного цивилизационного кризиса.
    - И еще. Рассказывая о восприятии личности и произведений Александра Солженицына во Франции и некоторых других странах, Н.Струве по сути раскрыл его искания как встречу с самыми разными национальными началами. Будучи, бесспорно, национально-самобытным художником, А.Солженицын, тем не менее, чутко слышит сокровенное, потаенное единство мира, открывает всеобщий, всечеловеческий смысл бытия. Он пишет на русском языке - и он многоязычен, ибо видит порой остроконфликтную многомерность людей и вещей, неотделимую от диалектического взаимодействия… Лекция Н.Струве, органично сочетавшая строгий академизм с раскованной непосредственностью и искренностью, отстраненно-объективную аналитичность с личными впечатлениями от долголетнего близкого общения с А.Солженицыным, была далека от авторитарного монологизма. Она была обращена к живой мысли и сопереживанию аудитории…

ЗАПИСАЛ С.АЛЕКСИН


на главную ...
Редакция газеты "Самарский университет" бесплатно принимает от своих читателей рекламные объявления частного характера любого содержания.
Мы будем рады безвозмездно помочь Вам, если Вы обратитесь к нам по тел. 34-08-80 (редакция газеты), либо посетите нас по адресу: ул. Академика Павлова, 1. Физический корпус, 209 комната.
Не смущайтесь! Приходите, мы Вас ждем. За объявления Вам, действительно, не придется платить.





Газета Самарский Университет

Copyright © 2002 - 2003 Газета "Самарский Университет"