На главную страницу
сайта газеты
"Самарский Университет"
В канун празднования ...
Хотите ли вы в команду?
"Родина фестиваля"
Психфак на выезде
СНО на филфаке (отчет)
Просто ЕвГений
Мы не слабое звено
У нас "двойня!"
Праздники и трудовые будни
Настоящая жизнь
В поиске успеха
Очень необходимая дискуссия
Смотрите КВН ушами
"Достали, блин!"
Мнения
О вкусах не спорят
Цитадель теней
По старому маршруту
Властелин словаря
Андрей Пурыгин
Помогите детям
Юридическая клиника СамГУ
Счастливый Шмонькин
Объявления, поздравления.

   Редколегия

   Реквизиты


   Номера

   Структура архива

    Добрый день, уважаемые редакторы. Мне показалось, что такая зарисовка с натуры подойдет для нашей университетской газеты. Единственная просьба, если вы возьметесь печатать, по возможности не корректируйте авторскую орфографию и лексику.
Анна Алферьева, филфак, 741 группа.

О вкусах не спорят

    Я не хочу здесь спорить, доказывая, что то необычное, происшедшее со мной в сто крат лучше, чем студенческие посиделки с пивом-водкой-потанцуем в забегаловках на оскверненной всем этим вот уже несколько лет набережной или поход в кинотеатре а-ля Звезда и просмотр очередного разжеванного американского суррогата. Я просто хочу рассказать. Возможно, ищущему это поможет. Идея прыжков с парашютом зародилась чуть раньше, чем сам спор: А, слабо? . Шли зимние месяцы, Новый год, сессия, сонные каникулы+ Неизбежное откладывалось до красивого цветущего пейзажа. Чем ближе был май, тем отчетливее проступало: Я боюсь высоты, боюсь ее с полета на самолете на юг в восемь лет, когда минуты превратились в бесконечные бледно розовые вспышки в глазах . Однако, давши слово - держись. Наш поиск бросающих пересекся с самарским авиационно-спортивным клубом Небесные дороги (О, Боже, вот она Лестница в Небо, с ужасом подумала я в первый момент). Твердо решив шагать по небу только с инструктором в тандеме, я должна была с конце концов смириться с тем, что подобное брожение обойдется в годичную дань общественному транспорту или, по-другому, в полугодичную стипендию среднего студента университета, и выбрала одиночный прыжок.
    И вот мы на аэродроме в Георгиевке (так как туда и обратно нас возили на автобусе, я не выяснила - село это или деревня), впрочем, культовые места хороши и без уточнений. Аэродром - это три летательных аппарата (самолет и два вертолета), несколько милых кирпичных домиков, удивительно чистеньких и ухоженных. Люди- сама эффектность, уходящая на старт красочными яркими пятнами под музыку (неплохое самарское радио с качественной западной попсой и нашим новым роком играло над полем практически весь день, исключая прыжки и объявления: Внимание+ пятнадцатиминутная готовность для+ (список фамилий от 4 до 15) . Когда прыгали мы чайники (среди остальных прыгающих или точнее летающих, мы, земные , по-моему, по-другому и не могли смотреться), над землей неслось: Второй, второй, поворачивайся вправо или Первый, встань на приземление против ветра , но для нас это все было позже. Сначала мы разбирались в собственном совершеннолетии и сознательности, убеждая в этом больше себя, так как оформляющей нас девушке хватило паспортов и добровольного приезда на аэродром.
    Позже состоялся коллективный поход к врачу, который помимо стандартной медицинской проверки, включающей, в том числе, взвешивание, измерение давления, определение отсутствующих в нас алкоголя и наркотических веществ, уточнил про эпилептические и другие виды припадков. У меня врач подозрительно спросил: А что это у тебя пульс немного частит? , на что я честно ответила: А вы бы на моем месте не нервничали? (впрочем, честно говоря, к тому моменту мы были еще не нервными истерично смешливыми гружеными осликами, а удавами на отдыхе под солнышком). После записи данных медицинского полиса, нас благословили на двухчасовой инструктаж, который включал в себя абсолютно все, что понадобилось при прыжке (лекция и практика на земле в одном наборе). Инструкции были еще раз повторены перед самым полетом.
    Потом было великое сидение в ожидании благословенной уже (ждать несравнимо хуже, чем двигаться и действовать) фразы о внимательной готовности, в течение которого мы смотрели на Них, тех людей, в небе. И вот мы были названы в середине списка как большие. На мне повисло нечто неподъемное, зовущееся парашютом (хотите поэкспериментировать, повесьте два ведра с какими-нибудь овощами на груди и на спине). Впрочем, будучи книжным человеком нынешнего племени , попрощавшимся к тому же еще в прошлом году с зачаточной физкультурой в виде написания реферата, я могу преувеличивать приблизительно двадцатикилограммовую нагрузку на вес чуть более пятидесяти. Бодро шагая к Ми-8 (специально для гуманитариев - это такой вертолет, достаточно большой, чтобы свободно вместить человек пятнадцать), я думала о десантниках, которые таскают этот рюкзак с тряпочками (как вовремя пошутил кто-то рядом) по много километров в день. Нас ограничили тридцатью метрами.
    Сели. Снаружи зашумело как-то чересчур реалистично. Из иллюминатора я увидела домики, деревню, речку (кажется, зовется Кинель), которую мы проезжали минут за пятнадцать до прибытия на аэродром. И в ЭТО меня втянул обычный спор! - с тоской подумала я, а в слух сказала: Я буду упираться, вы меня толкните . Еще на земле я веселилась (черный юмор висельника), как по приземлению посчитаю отпечатки подошвы инструктора на братьях по прыжку.
    Стоит отметить, как изменились уже-много-летающие люди в Небе, будто мы зеленые при заходе в летательный аппарат сняли с себя ярлык земных прокаженных , которых обходят с молчаливой настороженностью, общаясь только по должностной необходимости, что, по правде сказать, было практически постоянно.
    Вместо них появились собранные, серьезные, чрезвычайно корректные люди, которые удивительно трогательно проверяли снаряжение друг у друга. Я понимаю, что это обусловленная безопасностью необходимость. Но+ Как хочется сказать, что это связано с понятием обособленного небесного братства. Эти люди подбодряли меня, улыбались как-то очень тепло и понимающе. Не хочу ставить кого-то выше или ниже - земных или небесных , все дело, как мне кажется, в опыте и заинтересованности делом, которым занимаешься, а первый раз есть всегда у всех.
    Мы встали и повернулись+ Близкие мне люди по команде уходили дверью, ведущей в никуда. Мама! - услышала я донесенное ветром откуда-то внизу.
    Давай! - прозвучало ободряющее сквозь вертолетный шум и мощную каску. Только тут я четко увидела то, от чего упрямо отводила взгляд, как только наши парашюты пристегнули к тросу (приблизительно на ста метрах), представляя описанную нам на земле реальность полета, как нечто из далекого будущего: край вертолета и зеленое полотно внизу, живописный пейзажик (!) . Я абсолютно бессознательно сложила руки на запаснике и, закрывая глаза, просипела: Я не могу + и тут же меня легонько толкнули рукой в спину. Инструкции, данные нам, были предельно четки. Но+ Сто один, сто два, сто три (счет трех секунд, необходимых для раскрытия основного парашюта, по прошествию которых, если не происходит необходимое, дергают кольцо запасного) канули в бесконечность, вылетев из памяти. Я успела ощутить холод и промелькнувшую мысль: это все.
    Прежде чем шок прошел, меня рвануло вверх: открывался основной парашют. Только тогда я открыла глаза и относительно пришла в себя.
    Звенящая тишина, плотность воздуха, легкое покачивание, необыкновенное облегчение от избавления от парашютной тяжести. Сложно говорить о времени. Полет длится приблизительно (зависит от силы ветра) две минуты. Казалось, что секунды распадались на длинные эпизоды, в которые можно было продумать многое. В голове образовался список очередности инструкций, больше под каской ничего не удалось уместить в тот момент (хотя я специально твердила целый день, чтобы в нужный момент не забыть погорланить в полете и не успеть испугаться, мощную по позитивным эмоциям песенку: Храбро прыгала с парашютом с неба синего на врага боевая радистка Анюта: две косички и два сапога+ ). Мыслилось в результате приблизительно так: Времени мало, значит: 1. Запоздало осматриваем купол: открыт полностью и не порван, хорошо, про запаску забываем, парашют надо мной бежевый и какой-то слишком узкий, похожий на перевернутую грушу, 2. смотрим в сторону - соседи далеко, значит, вероятнее всего расходиться не придется, пункт про сближение из головы убираем, 3. не пугаемся и осторожно опускаем глаза вниз: авиационный городок в стороне от приземления, нужно поворачиваться лицом по движению ветра (как легко эта штуковина слушается). Кого-то из моей компании зеленых прыгунов корректируют по громкоговорителю из городка. А какой же я номер? Четвертый , про меня молчат пока, значит все в порядке. Ок. Вот теперь (сколько же осталось: минута, тридцать секунд? Меньше или больше?) можно поболтать ногами и оглядеться.
    Зеленое (лес вдалеке, мне туда не надо, трава внизу), черное и серо-коричневое (болото? А ведь пока мы сидели на лавочке, ожидаючи команды, слышалось в стороне деревни кваканье лягушек). Нет, нас при инструктаже карты местности предупредили бы. Ладно, выбирать не приходится, будем садиться в болото.
    Времени еще достаточно. Можно пройтись еще по ветру, а то идти пешком придется очень далеко к городку, а теперь 4. поворачиваемся против ветра+ Ветер в лицо, хорошо, значит, все правильно. Ой, не обо мне ли надрывается громкоговоритель на весь аэродром? Что-то про ноги, ах да! Ножки вместе, подогнуть немного, ведь земля уже рядом и вовсе она не летит навстречу, просто парашют немного ослаб...
    Бух+ (с лесенки при подготовке было прыгать менее приятно). Меня потащило по траве. И такое бывает, это не больно и уже не страшно. Переворачиваюсь на запасник , подтягиваю стропы, гашу парашют. Гм+ Это оказывается не болото, а жженая трава. Грязи, впрочем, и так хватило . Нарушаю правило - снимаю каску раньше, чем снаряжение, забывая, что парашют может под ветром еще раз наполнится и повезти меня дальше. Но очень-очень жарко (и кто сказал, что на нашей высоте (600 метров) не такая же температура как внизу?!). Окружающие звуки глушатся общим ошарашенным состоянием. Стоя на коленях снимаю запаску , расстегиваю карабины с верхнего к нижнему, снимаю с себя снаряжение. Ух+ встаю, а ноги гудят+ . Кричу радостно в сторону еле виднеющихся в поле моих прыгунов: Народ!!! , машу руками, потом начинаю собирать парашют+ Я рассказала о том, что прыгавшие воспримут максимум с иронической улыбкой, а не прыгавшие+ Не знаю. Честно пытаюсь вспомнить байки о полетах, рассказанные мне, и не могу. Все затмевается сознанием совершения дела, которое долгое время было моей пугающей своей неизвестностью мечтой преодоления, и невообразимым восторгом, пришедшим уже на земле, от прочувствованного, к которому сложно подобрать земной аналог. Это нечто чистое и настоящее, как рождение и любовь, это то, что приближает к чему-то непознаваемо начальному: человеку и небу.

АННА,
e-mail: a_illi_n@mail.ru


на главную ...
Редакция газеты "Самарский университет" бесплатно принимает от своих читателей рекламные объявления частного характера любого содержания.
Мы будем рады безвозмездно помочь Вам, если Вы обратитесь к нам по тел. 34-08-80 (редакция газеты), либо посетите нас по адресу: ул. Академика Павлова, 1. Физический корпус, 209 комната.
Не смущайтесь! Приходите, мы Вас ждем. За объявления Вам, действительно, не придется платить.





Газета Самарский Университет

Copyright © 2002 Газета "Самарский Университет"