Ну совсем не смешно...

Вести с мест

От редакции. В адрес университета пришло письмо, адресованное студенту Даниле, и без обратного адреса. Мы посчитали возможным опубликовать это письмо в нашей рубрике (изменив, разумеется, имена), и надеемся, что Данила ответит своей бабушке.

Здравствуй, мой дорогой Данилка!

Шлю тебе поздравления с Новым годом. У нас тоже радость. В аккурат в конце декабря включаю губернское радио и слышу про наш уезд новость: Госпис у нас таперича есть. Диктор там такая славная вещунья-щебетунья, голосок так и звенит, словно ручеек какой льется. Все последние известия, почитай, только про это и были. Теперь, говорит, наши жители помимо медицинской и социальной помощи госписную помощь получать будут. Помощь это хорошо. Лишь бы на пользу. А- то вот летось была еще гуманитарная помощь. О ней уж забывать стали. И поделом о ней девчушечка не сказала – чужой кусок он всегда поперек горла. Сейчас много чего нового и новых слов появилось – то килер, то али гарх какой, то де фолт. Все и не уразумеешь. А насчет госписа мы тут, старики, сразу смекнули – нашенское это слово, родное, кровное, так сразу за душу и берет. Как Торгсин, Помгол, Госбанк, или Госплемхоз, к примеру. Конечно, тут без государства не обошлось, но мы смекнули - тут выше брать надо. От господа это нам в канун рождества подарок. И есть этот самый Госпис – Господня Помощь Исусова! Во как. А сокращенно – Госпис получатца.

Я-то не сразу передачу слушать зачала, вещунья-щебетунья, наверное, все вначале растолковала, но мы разобрамшись. Госпис это – вроде санатория будет, только лучше, по высшему, так сказать, разряду. В этом госписе, слышь, и медики, и психологи, и юрысты будут. Насчет юрыстов это они верно задумали. Не трог за порядком следят – чтоб какие внеочередные не прошмыгнули. А-то у нас отродясь как дело какое, сразу блатнички да начальниковы сыночки уперед других норовят просклизнуть. Вот я всю жизнь проработала, по курортам да домам энтим отдыха не каталась, так таперь курорт – вот он, под боком, в родном селе! Пойду завтрева в собес – пусть старуху туда направят. Недельки на две, штоб силенок набраться. Не уразумела я только про каких-то там волотеров. Эта барышня из радио сказала, что их при Госписе цела армия будет. Чой-то они будут делать? Поспешила, видно, наша говорунья. Когда она об этом говорила, у ней инда дух перехватывало. Поспешила да напутала – армия полотеров, наверное. Штоб чище было. Правда, армию-то у нас теперь не собрать, нет народу. Можа, пришлют откель? Ну об энтом я батюшку нашего пораспрошу. Он, чать, это благое дело благословил, молебен о здравии Госписа отслужил при открытии такого богоугодного заведения.

А я вот еще о чем старая подумала - на это дикторша-красавица меня надоумила. В этим Госписе, говорит, социальные работники трудиться будут, не покладая рук. А ты у меня, внучек миленькай, кто будешь после своего факультета? Сказывал, помню-помню и горжусь: социальный работник! Вот тебе, милок, и работа в родных местах. Тут всё грозятся у нас школу закрыть, деток, вишь, мало стало, учителей держать резону нет. Школа-то у нас почитай заместо клуба и всего протчего будет: собрание какое, сход ли провести, депутата ли какого повидать, на выборы опять же какие-никакие – куды народ идет? - Все в школу. Вот потому и переживаем мы. А коли заместо школы Госпис энтот будет – так мы согласные, без разговору. “К нему не зарастет народная тропа!” – вот вишь, какая у тебя бабанька боевая, классику помнит, а все оттель, со школы.

А можа, внучек родненький, ты на практику-то в Госпис приедешь? Вдруг мы там и встренимся? Чем черт не шутит?! Вот радости-то будет! Тут моя соседка размечталась: вот бы ей, грит, стать сотым или лучше тысячным посетителем этого Госписа! Ноне солидные фирмы своим клиентам подарки делают. Кепочки-тапочки да маечки-футболочки разные. Если б я сподобилась, я б тебе маечку ту подарила. Идешь ты по городу – а у тебя на груди надпись красуется: “Юбилейному посетителю нашего Госписа”.

Мы, ветераны то ись, смогли бы обустроить жизнь в этом Госписе и передать славные традиции. Уезжает к примеру одна смена из Госписа и по такому случаю для вновь прибывших дает концерт. Сначала - чтец-декламатор, бывший член лекторской группы слово молвит, да зычно так, чтоб мурашки по коже побегли:

Пусть всегда будет Госпис
Посредине села!
Он украсит, как роспись,
Жизнь, чтоб краше была!

А потом хор подхватывает на мотив любимой песни “Пусть всегда будет солнце”:

Пусть придет в госпис деда
Пусть придет в госпис дядя,
Пусть придет в госпис тетя,
Пусть приду в госпис Я!

Да чой-то я всё про себе, да про себе. Чать и тебе, соколику, после сессии Госпис не помешал бы. Он бы тебе как профилакторий стал. Сходи в свой профком, не поскромничай, поантиресуйся насчет путевочки туды, ну дней на десять.

Пишу тебе, а перед глазами картина так и стоит, так и стоит как наваждение какое бесовское, верь не верь. Сидим быдто мы, старики, вечерком в этим госписе на завалинке, внучатки круг нас вьются. И тихо-тихо, замирая вдали, звучит наша песня:
Когда на улице Заречной
В домах погашены огни,
Горят у госписа окошки,
И день, и ночь горят они!..

Потом наш гармонист другую заводит:

…Может к нам сюда, какого пешехода
Ветерок попутный принесёт!

Ой, мил внучек Данилка, что-то уж больно весела я стала, не к добру это, ох, не к добру. Тьфу, тьфу…нечистая сила… Помоги, Госпис, и спаси, и не введи во искушение…

До свидания, Данилушка. Обо мне не волнуйси, дожили до лучших времен, скоро весна, вот оно светлое будущее, помирать не хочется!

Храни тебя Госпис, твоя баба Нюра.