Стоит ли удивляться?

“Должны быть все-таки святыни
В любой значительной стране.”
Я.Смеляков

Как-то вечером областное радио сообщило о “факте ужасного вандализма” – в Самаре, на улице Мичурина, на только что открытом памятнике воинам-интернационалистам, павшим в локальных конфликтах, похищен фрагмент композиции – черный тюльпан, скорбный символ печали и памяти, изготовленный из цветного металла. Да, безусловно, преступление из ряда вон выходящее. Дело рук преступников. Но кто этот преступник? Кто-то из нас, кто-то из народа. А что этот народ видел и видит, чему учится?

Было время – на церковный крест накидывали веревку, дружно хватались за неё и … Долой и крест, долой и купол, если сил хватало.

Новое время – новое “долой”. Долой флаг, долой герб, долой колхоз, долой завод, долой, долой, долой…

Чтобы увидеть это воочию, далеко ходить не надо. В трехстах метрах от памятника интернационалистам – здание областной библиотеки. В прошлом, совсем недавнем, - библиотека имени Ленина. Имени…? Долой! И над главным входом в библиотеку, на фронтоне, остались лишь следы от укрепленных здесь когда-то и ставших теперь лишними восьми букв. Присмотритесь, и вы убедитесь: здесь раны-следы от вмурованных в стену болтов точно такие же, как на памятнике солдатам на улице Мичурина. И болты торчат такими же культяшками. И совсем не важно, что надпись на библиотеке стала какой-то кособокой и цветной металл от букв кто-то оприходовал. Здесь никто не бьет тревоги. Так надо. И только на маленьких пластмассовых номерках из гардероба посетители библиотеки читают: “Областная библиотека им. В.И.Ленина, г.Куйбышев”. Не принимают в утиль пластмассу, вот и уцелели эти номерки.

Площадь Куйбышева, прекрасные, уютные скверики. Вдоль них - решетка. Конечно, не такая знаменитая, как решетка Летнего сада из города на Неве, но все же для нас дорогая. Когда-то пролеты этой решетки украшали небольшие медальоны, похожие на те, что размещены на решетке садика вокруг здания Управления железной дороги. Только медальонам с центральной площади не повезло. На них были изображены, как помнится, серп и молот – такие понятные всем символы труда. Труда и не более того. Сейчас на этих решетках остались лишь по четыре ушка, на которых прежде эти медальоны крепились. Значит, кто-то принял решение, отдал распоряжение, кто-то выполнил… (Интересно все же, кто?) И остались только ушки от этих медальонов. Так бандит рвет темным вечером у зазевавшихся девушек сережки, и ему нет дела до разорванных мочек. Судя по всему, чиновникам ох как хотелось бы вообще этот серп и молот стереть с лица города. Пока терпят, что он украшает здание оперного театра, красуется на доме 19 по ул.Красноармейской. Красную звезду сняли с Дома офицеров, но пока она на бывшем штабе ПриВО.

На одном здании в центре остались пока два старых монументальных флагштока с изображением серпа и молота. Вот, прочитав об этом, управделами теперь займутся их поисками! А то приедет какой-нибудь высокий гость в Самару, подымет глаза – а там серп и молот! И может, неслучайно все же, после каждого разрушенного серпа и молота на стенах домов, трамвайных остановках появляются от руки нарисованные эти символы – серп и молот – и не всем горожанам понятные буквы рядом: НБП. Появляются, видимо, согласно всеобщему закону сохранения, открытому Ломоносовым: “…сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому, …где убудет несколько материи, то умножится в другом месте”. Или согласно другому закону: всякое действие рождает противодействие.

…Рядом с печальным монументом на улице Мичурина стоит здание телефонной станции. До его недавней реставрации на нем помещалась скромная памятная доска – “Cооружено трестом № 11 в честь 50-летия Советской Власти”. Правильно, вы уже догадались. После реставрации этой доски больше нет.

Продолжить перечень подобных примеров, которые дает нам жизнь? Это легко может сделать каждый сам, совершив прогулку по областному центру.

Когда-то государством принимались программы по охране памятников истории, культуры, архитектуры. Сейчас же можно составлять мартиролог того, что разрушено. И согласно формальной логике, чиновники не имеют права судить тех, кто надругался на памятником на улице Мичурина, ибо их адвокаты вполне могут сослаться на перечисленные нами прецеденты из городской (да и не только городской!) жизни. Вот потому-то вряд ли суд и состоится.

Но всему есть предел, и в данном случае и власти стало неудобно. Вот и депутаты вынуждены говорить о том, что воруются медные и латунные детали лифтов и пр. Цветного металла почти не осталось, начали собирать черный. В результате исчезают крышки с люков на улице и пр.

В одном из романов В.Пикуля рассказывается, что во время первой мировой немецкие солдаты в маленькой Голландии срывали медные ручки с дверей домов, таблички с почтовых ящиков, сгребали медные подсвечники и кухонную утварь из меди и отправляли в Германию, на фатерлянд. Потом, уже во вторую мировую, первыми в Бухенвальде отправлялись в газовые печи те, у кого были коронки из цветного металла. Сейчас по нашим дачам, линиям электроперадач и линиям связи, на железной дороге подобным мародерством занимаются “наши” люди, “свои”, не чужие. В областном центре из 42 тысяч уличных светильников 20 тысяч не горят. Город каждый год восстанавливает 1200 светильников и 28 км электрических сетей. Так и живем. Все, касающееся цветных металлов, уж очень смахивает на контрибуцию.

Как-то некий депутат Госдумы по радио разглагольствовал о том, что ничего изменить никак нельзя: запретить сбор цветного металла – это значит посягнуть на право каждого человека заниматься этим промыслом. Запретить сбор частнику – это значит способствовать монополизму в этой сфере со стороны государства. Вот до чего может довести забота о “правах” человека и иезуитская логика! Но все проходит и всему бывает конец. Промелькнуло отрадное сообщение о том, что с первого января следующего года наше Охотское море распоряжением министерства по охране ресурсов будет закрыто для международного промысла на десять лет. Море оказалось на грани полного биологического истощения. Так хочется (и поскорее бы!) решить вопрос и с цветными металлами! Если цемент и сталь всегда называли хлебом строек, то цветные металлы – это нервы и промышленности, и хозяйства в целом.

История знает, что в трудные годы с церквей снимали колокола, чтобы отлить из них пушки для защиты страны. Сейчас все по-другому. Есть на Московском шоссе символ Победы – штурмовик “Ил-2”. Ровно 60 лет назад с заводского аэродрома нашего города они подымались в небо. Но вот и здесь от мраморного обрамления “благородные потомки” отколупнули плиту…

Конечно, черный тюльпан на памятнике воинам можно найти или сделать копию. Но из истории нашего города и нашего времени этот постыдный факт уже не убрать.

Н.Е.Краеедов.